Водородный заслон

 

Фотография Борис Исаакович Шелищ

Восемнадцатого апреля 2001 года в газете «Санкт-Петербургские ведомости» был опубликован очерк «Таинственный остров» Бориса Шелища». Одним из авторов этой статьи является саровчанин Александр Гусев. Авторы предоставили нашей газете расширенный вариант этого материала. О подвиге Бориса Исааковича Шелища писал и наш земляк В.Цукерман в своей работе «Автомобиль и водород», опубликованной в журнале «Химия и жизнь» в 1977 году.

 

 

Крутить привод помог ... Жюль Верн

В 1941 году на Ленинград наступала группа армий «Север». Блокированный город фактически был островом, отрезанным от Большой земли. И этот остров организовал собственную оборону – на суше, воде и в воздухе. Защита города от авиации противника кроме основных средств ПВО обеспечивалась сотнями привязных аэростатов заграждения. Заполненные водородом и поднятые на высоту от 2000 до 4500 метров гигантские резиновые «колбасы» не позволяли фашистским асам снижаться для прицельного бомбометания.

В те дни воентехник младший лейтенант Борис Шелищ служил в мастерских по ремонту аэростатных лебедок. Они были установлены на двух сотнях «полуторок» ГАЗ-АА и приводились в действие от двигателя грузовика. Понятно, что грузовики работали на бензине, но в условиях блокады бензин в городе стал такой же ценностью, как и хлеб.

Когда кончился бензин, Шелищ попробовал использовать для спуска аэростатов лифтовые электролебедки, но пока велось переоборудование, не стало и электричества. В городе появились грузовики, работавшие на ... древесных чурках, – газогенераторные. Пытались использовать ручной привод. Но даже десять здоровых мужчин не могли справиться с механизмами подъема и спуска, а когда часть рядовых и сержантов из аэростатных частей была направлена в пехоту для усиления наземной обороны, на действующих постах вместо 12 человек по штату осталось по 4–5.

Необходимо обратить внимание еще на одно обстоятельство. Через 25-30 дней работы аэростаты начинали терять высоту, так как резиновая оболочка пропускала водород, а его место занимали другие газы и пары воды. Поэтому аэростаты периодически опускали, стравливали «отработанный» водород и заправляли чистым.

Вероятно, именно в это время Б.Шелищ вспомнил роман Жюля Верна «Таинственный остров» (это не выдумка, заметки об этом сохранились в архиве изобретателя). Там, в главе «Топливо будущего», говорится, что когда кончится уголь, его заменит вода. И не просто вода, а вода, разложенная на составные части – водород и кислород.

Шелища осенила мысль – вот оно топливо будущего, о котором говорил инженер Сайрес Смит удивленному Пенкрофу. По теплотворной способности водород в 4 раза превосходит уголь, в 3,3 раза углеводороды нефти. Значит, именно водород призван спасти Ленинград, которому именно сейчас необходим «уголь грядущих веков».

Но водород опасен – Борис Исаакович помнил катастрофу «Водородного летающего «Титаника» 30-х годов» – дирижабля нацистской Германии «Гинденбург». Весь мир обошли снимки горящего трансатлантического дирижабля, перевозившего из Германии в Америку богатых особ. На борту «Гинденбурга» были ресторан и каюты, снабженные роялями...

Однако, рассуждал лейтенант, сейчас война, и если аэростаты не опускать для перезаправки, они потеряют высоту, перестанут прикрывать город. Рискнуть одним грузовиком или даже собственной жизнью в этих условиях казалось вполне
оправданным.

 

«Архимедово решение»

21 сентября 1941 года младший техник-лейтенант Шелищ обратился к командованию с рационализаторским предложением: подавать «отработанную воздушно-водородную смесь из приземлившихся аэростатов во всасывающие трубы автомобильных двигателей». 28 сентября состоялось заседание полкового бюро по рационализации и изобретательству, постановившего: «Считать предложение ценным и приемлемым. Поручить автору предложения приступить к опытной проверке своего предложения».

Шелищ на свой страх и риск подготовил эксперимент. Предложение его было равнозначно идее Архимеда, спасшего родные Сиракузы от врагов с помощью сконцентрированного солнечного света. Схема, предложенная Борисом Исааковичем, была предельно проста. Отработанный водород из матерчатого газгольдера объемом 125 м3 по дюймовому шлангу подводился к всасывающему коллектору двигателя ГАЗ-АА через технологическую пробку. Минуя карбюратор, газ поступал в рабочие цилиндры. Дозировка водорода и воздуха обеспечивалась дроссельной заслонкой или педалью акселератора. Моторист лебедки (он же водитель грузовика) управлял работой двигателя теми же способами, как и при использовании бензина.

Первые испытания проводились в сильный мороз – до 30 0C. Несмотря на это, после включения зажигания двигатель, питаемый водородом, легко завелся и длительное время устойчиво работал.

Во время опасных опытов сгорели два аэростата, взорвался газгольдер, сам Борис Исаакович получил контузию. После этого для безопасной эксплуатации воздушно-водородной «гремучей» смеси он придумал специальный водяной затвор, исключавший воспламенение смеси при вспышке во всасывающей трубе двигателя. Многократные испытания действия гидрозатвора оказались успешными. Когда все убедились, что система работает нормально, командование приказало за 10 дней перевести все аэростатные лебедки на новый вид горючего. Круглосуточно работали смены бригад слесарей, сварщиков и рабочих других специальностей, изготовивших несколько сотен комплектов аппаратуры. В дальнейшем управление всеми аэростатами осуществлялось с водородных грузовиков, и работали эти грузовики лучше, чем на бензине.

Осенью и зимой 1941 года в ленинградских полках аэростатов заграждения из-за нехватки бензина почти все автомобили стояли. Но легковушка, на заднем сидении которой лежали баллоны с водородом, ездила исправно. В 1942 году необычный автомобиль с двигателем, работавшим на водороде, демонстрировался на выставке техники, приспособленной к условиям блокады (об этом 17 января 1942 года писала газета «Ленинградская правда», № 14 (8120). При этом двигатель работал несколько часов в закрытом помещении. Посетители выставки не чувствовали ни дыма, ни гари, ни необычных запахов. Отработанные газы – обыкновенный пар – не загрязняли воздух.

Стендовые испытания двигателя, проработавшего без остановки 200 часов, показали, что его износ оказался ниже норм, установленных при работе на бензине, двигатель не потерял мощности, в смазочном масле не было следов вредных примесей, а в камерах сгорания – и следов нагара. Особому испытанию подвергалась надежность гидрозатвора.

За эту работу Б.Шелищ в декабре 1941 года был награжден орденом Красной Звезды.

Борис Исаакович был командирован в Москву, его опыт использовали в частях ПВО столицы – 300 двигателей перевели на «грязный водород».

И совершенно любопытный факт – во время войны было оформлено авторское свидетельство № 64209 на изобретение! Таким образом был обеспечен приоритет страны в развитии энергетики будущего.

После Победы части аэростатов заграждения были расформированы. Из-за отсутствия «бросового» водорода прекратилось его использование в качестве топлива для двигателей. Но еще долгие годы работали в колхозах и совхозах списанные двигатели, которые во время войны питались водородом

На главную